Олиферчук В. "Кастинг для ...утюгов"//В.Ч. 2011, 19 октября

Кастинг для… утюгов

Кто поможет Камерному театру?

— А у вас случайно дома нет старинного утюга? —Вопрос застает меня врасплох, пока хватаю воздух, как рыба, выброшенная на лед, собеседник объясняет: — Понимаете, нам очень нужны старые чугунные утюги. Мы уже и по комиссионкам пробежались, и на блошиный рынок съездили, собрали частично, но нужно минимум 15.

Режиссер распахивает дверь в репзал, и сразу взглядом натыкаюсь на шесть чугунных раритетов, рядком выстроившихся на столе.

— Мы репетируем новую пьесу, в которой главный герой коллекционирует утюги, вот и приходится собирать по всему городу. — Мы с режиссером Семеном Александровским несколько секунд гипнотизируем утюги взглядом, а затем постановщик раскрывает карты.

Яблонская без мата

После поэзии Серебряного века театр решил окунуться в драму современности. Выбрали пьесу Анны Яблонской, трагически погибшей в аэропорту Домодедово. Но без мата, в отличие от «Манекена». Лирическую и светлую, но под прозаичным названием «Утюги».

— Мне кажется, эта пьеса идеально подходит для театра. Сейчас достаточно много произведений из разряда «жести», а эта, наоборот, чувствительная и даже романтическая, — рассуждает Семен.

Кстати, он сам сначала хотел ставить «Убийцу» Молчанова, но потом почитал тексты Яблонской и влюбился.

— Яблонская искренне любит людей, несмотря на все их недостатки. И описывает их, не приписывая ни положительных, ни отрицательных черт, амбивалентными, какие они и есть на самом деле. И в этом чувствуется уважение и любовь.

Зрителей режиссер собирается посадить прямо на сцене — чтобы полностью погрузить их в ситуацию, а персонажей представить крупным планом, через увеличительное стекло:

— Эта пьеса не постановочная и даже не интеллектуальная, а мировоззренческая. Сейчас наша жизнь такова, что в ней нет места большим поступкам — выпил яду или пошел на войну. Сегодняшний герой не тот, кто бросается под танк или на амбразуру, а тот, кто берет на себя ответственность за себя и своих близких. Это и является предметом исследования.

По сюжету история действительно очень простая. На затерянном острове живет Гладильщик, который коллекционирует старинные утюги и надеется, что какой-нибудь богатей когда-нибудь их захочет купить. И в один прекрасный день на остров приезжает богатый иностранец, который готов приобрести для своей коллекции раритет. Но Гладильщик его не продает. Почему? «Смерть — не повод для предательства» — этого никак не поймет американский профессор. Будет ли это понятно русскому зрителю?

Табу и эпатаж

Семен Александровский, несмотря на молодость, личность уже известная в театральных кругах. Учился в Санкт-Петербурге у самого Додина (один из лучших мастеров режиссуры и педагогики). Первая же режиссерская работа — моноспектакль «История обыкновенного безумия» по произведениям Чарльза Буковски — сразу же принесла ему звание лауреата фестиваля Solo. В его активе спектакли «Мой друг Гитлер» (по Юкио Мисиме), «Мальчик у телефона» Бориса Геллера, «Вечер с бабуином» по Максиму Кантору, поставленный в театре имени Комиссаржевской, «Бидерман и поджигатели» по Максу Фришу в Алтайском краевом театре драмы.


Семен Александровский попал в Камерный по рекомендации Олега Лоевского, известного театрального критика и члена экспертного совета «Золотой маски». Первоначально в театре планировали поставить пьесу «Убийца» Александра Молчанова. В результате рокировки режиссер поменял «Убийцу» на «Утюги». Правильно ли он сделал ставку, покажет премьера.


— Вы принципиально специализируетесь на современной драматургии?

— Мир во времени меняется, возможно, ничего нового не происходит, но наше восприятие меняется, и мне кажется очень важным поспеть за коммуникациями, сменить коды. А иначе со старыми кодами мы можем просто не попасть к зрителям. Работать с классикой на самом деле очень сложно. Мне кажется, сейчас предметом постановки классики является некий процесс прочтения современным человеком классического текста. Так просто честнее.

— А как вы относитесь к желанию современных авторов, а вслед за ними и театров эпатировать зрителя?

— Есть сознательный эпатаж, который используется, чтобы встряхнуть, переключить внимание, и тогда он оправдан. Но эпатаж ради самого эпатажа ни к чему.

— В Москве этот вопрос давно решен, но в провинции до сих пор кипят споры по поводу переноса на сцену ненормативной лексики.

— Для меня нет ненормативной лексики и табуированных тем. Существует странное предубеждение, что театр — некий храм, где жизнь предстает как нечто высокое и светлое. Мне кажется, что драматургия все-таки склонна к исследованию человеческой жизни, и в этом драматическом опыте есть место всему.

Вернемся к реквизиту

Итак, репетиции «Утюгов» уже начались. Почему пьеса называется именно так, в театре еще не решили, но реквизит ищут активно: обошли все комиссионки, побывали на блошином рынке, даже давали объявление по радио. Результат есть, но недостаточный. Как всегда в трудные времена, театр обращается к своим поклонникам. Уважаемые зрители! Для премьеры срочно требуются утюги б/у, чем больше, тем лучше. Требуемая партия — 15 штук, но можно приносить по одному. Главное условие — утюги должны быть не электрические, а чугунные. В театре с радостью согласны на ваши условия, оговорить которые предварительно можно по телефонам: 263-03-84, 8-922-231-1489.

Кстати, потом можно будет полюбоваться своим утюгом на сцене. Премьера уже намечена на 3 и 4 декабря.

Фото Лидии МУХАМАДЕЕВОЙ

 

Библиотека
Новости сайта
Получать информацию о театре

454091, Россия, г. Челябинск, ул. Цвиллинга, 15
  Челябинский государственный драматический
"Камерный театр"

kam_theatre@mail.ru
Касса театра: 8 (351) 263-30-35
Приёмная театра: 8 (351) 265-23-97
Начало вечерних спектаклей в 18.00

 Министерства культуры Челябинской области   Год российского киноМеждународный культурный портал Эксперимент  


 

Яндекс.Метрика