Кондюрина С."Виктория Мещанинова: режиссура - удел одиночек "//"Челябинск" 2007, № 9

 

 

Виктория МЕЩАНИНОВА вот уже шестнадцать лет руководит Челябинским камерным театром. И хотя профессия режиссера, по ее собственным словам, не имеет половых признаков, как-то так складывается, что за редким исключением в этой профессии все-таки лидирует сильный пол. Виктория Мещанинова же, как личность незаурядная, не только возглавляет театр, но и каждые два года проводит в Челябинске уже ставший знаменитым в России и за ее пределами фестиваль "Камерата".

- Виктория Николаевна, давайте вернемся на несколько лет назад и вспомним, как в нашем промышленном городе родилась идея создания нового - камерного - театра?

- Изначально идея создания театра принадлежит не мне. Я в то время вполне успешно работала режиссером в театре юных зрителей. Главным режиссером театра был тогда Тенгиз Александрович Махарадзе. Потом по семейным обстоятельствам я уехала на два года на Кубу. В это время в России началась очередная "эпоха перемен". И в это сложное время группа молодых артистов ТЮЗа во главе с ведущим актером Евгением Фалевичем решила организовать собственный театр. Когда я вернулась в Челябинск, у них в репертуаре уже было два спектакля. Стало ясно, что в городе родился коллектив, выступающий как альтернатива театральной рутине. Дальше так случилось, что основатель театра покинул страну, а я осталась отвечать.

- Практически, только родившись, театр сразу активно заявил о себе и как организатор фестиваля "Камерата". Как вам всем пришла в голову столь блистательная идея?

- Это был счастливый период, когда мы все были молоды, у нас была масса энергии. Нам так хотелось завоевать собственное пространство, активно заявить о себе. И это желание молодых и дерзких показать себя, заставить себя полюбить воплотилось в "Камерате". Нам тогда еще очень были нужны информационные поводы, мы хотели, чтобы театр знали, чтобы о нем говорили, и самым лучшим поводом для этого оказался фестиваль. У нас было мало материальных средств, но много энергии и азарта.

- "Камерата" изначально задумывалась как фестиваль для зрителей или все-таки как фестиваль для профессионалов - актеров, режиссеров, театроведов?

- Сейчас, по прошествии времени, когда уже следующей осенью нам предстоит провести десятый фестиваль, мы, конечно, набрались и мудрости, и опыта. Организационного, фестивального, идеологического - всякого. А первые фестивали были сплошным беспамятством. Мы не задавали тогда себе глобальных вопросов "Для чего?", "Зачем?". Нам просто нужно было выплеснуть накопленную энергию. Более того, даже концепция фестиваля выстроилась не сразу. Главными были желание и необходимость удержаться в театральном пространстве города.

- Что сейчас дает фестиваль, который уже крепко стоит на ногах, имеет достойную репутацию, театру, лично вам и городу?

- Любой фестиваль говорит о качестве нашей жизни вообще и театральной жизни города и конкретного театра в частности. На последней "Камерате" нашими гостями были театры от Риги до Минусинска. А это вся страна, не говоря о Швейцарии и Армении. Далее люди разъезжаются по своим городам, но разъезжаются-то они из Челябинска, из камерного театра. И увозят с собой впечатления о нашем городе, нашей театральной культуре, нашем зрителе, состоянии и качестве жизни Челябинска. Так фестиваль расширяет наше информативное поле.

И слава богу, что есть в городе люди, которые понимают, что "Камерата" необходима и для имиджа Челябинска, и для его культуры.

- Что уже сейчас вы можете сказать о юбилейной, десятой "Камерате"?

- Не буду пока раскрывать всех наших планов. Скажу только, что нам бы очень хотелось, чтобы у нас было побольше гостей, качественная, интересная афиша и чтобы зритель, который придет на фестиваль, вместе с нами приобщился к театральному празднику.

- Виктория Николаевна, вы учились у таких мэтров режиссуры, как Георгий Александрович Товстоногов и Аркадий Иосифович Кацман. Ощущаете преемственность поколений?

- Конечно. Такие учителя - это подарок судьбы, ибо все, что во мне есть хорошего, - от них. Именно они сделали меня зрячей в профессии и по отношению к жизни.

- А каков ваш человеческий, личностный стиль?

- Ни для кого не секрет, что в театре всегда сталкивается большое количество разных людей со своими амбициями, желаниями, мнениями. Поэтому моя главная задача как руководителя - не давать этим амбициям разгораться. Я всегда говорю: не надо любить друг друга, но нужно уважать. А уважению можно научиться. Ведь если ты работаешь с этим коллективом, с этими партнерами, то это твоя прямая обязанность - научиться их уважать. И если эта внутренняя работа у тебя не мнимая, а всерьез, то ты сможешь не обидеть, не преступить, оградить себя и другого от конфликтных ситуаций, которые возникают в театре постоянно.

- Это касается скорее общего руководства театром. А когда вы репетируете конкретный спектакль как режиссер, то к какому стилю руководства вы больше склонны - к авторитарному или к демократическому?

- По большому счету, театр - дело авторитарное. Спектакль - это сумма многих компонентов, и только режиссер отвечает за конечный продукт. Потому что режиссура - это удел одиночек. В процессе создания спектакля я могу с кем-то советоваться, что-то обсуждать, но принимать конечное решение и отвечать за него буду я. И эту участь я ни с кем не могу разделить, поэтому демократия здесь неуместна.

- В работе с актерами вы тоже проявляете себя диктатором?

- Да. Но мне кажется, что это не так плохо и страшно. Если ты понимаешь, что делаешь, то будешь уверен в своей позиции. Другой вопрос - как суметь донести эту позицию до актеров и сделать так, чтобы они смогли ее с тобой разделить. Навязать свою позицию можно, но тогда она не будет усвоена актером. Когда актер не твой союзник, он разрушитель. Я уверена, что в процессе работы над спектаклем всем нужно полюбить друг друга. Надо "отдаться" друг другу и "переспать" друг с другом. Причем "переспать" радостно, не по обязанности, а ради удовольствия. Только тогда родится желанный "ребенок" - спектакль.

- Виктория Николаевна, вы не раз упоминали, что занимаетесь авторским театром. Что вы вкладываете в это понятие?

- Авторский спектакль невозможно повторить. Это тебе одному присущий стиль, почерк, сценический язык и способ существования актера на сцене. Надо уметь пьесу не читать, а прочитывать. И найти своему собственному взгляду на мир только тебе присущий способ выражения. Я стремлюсь приучить труппу к "необщему выражению лица". Если в Челябинске есть пять театров, то они все должны быть разными. А эта разность зависит от творческой личности, которая "исповедует" тот или иной театр.

- Вы выбираете репертуар, ориентируясь только на свой личный вкус или на зрителя тоже?

- Я думаю, что театр всегда должен сохранять достоинство, даже в погоне за успехом и за зрителем. И вот здесь возникает замкнутый круг - как соотнести свои желания с потребностью зрителя видеть в основном развлекательный театр? Однако мы стараемся отстаивать репертуар, который представляется нам поводом для разговора в сегодняшней жизни. Конечно, здесь есть доля эксперимента и риска. Мы ведь тоже боимся, что зритель не пойдет на сложный материал. Но пока он нас не подводит.

- У вас есть свой зритель?

- Да. Вернее, даже не зритель, а публика. Потому что публика всегда знает, куда она идет и на что она идет. Публика избирательна, а зритель всеяден.

- Виктория Николаевна, вы так давно занимаетесь театром. У вас никогда не возникало ощущения, что вы про него уже все знаете, что он вам наскучил и что занятие искусством превращается в обыденность?

- Как жизнь бесконечна, как человек бесконечен, так и театр бесконечен. Наскучил - значит пресытился. У меня есть хороший рецепт: не надо к самой себе в искусстве относиться чрезмерно серьезно. Самоирония трезвит, рождает чувство неудовлетворенности, которое позволяет трезво смотреть на себя и понимать, что ты находишься только на пути постижения театра. Наверное, это чувство неудовлетворенности все-таки в нашей профессии правильнее, нежели "обреченность на успех".

- Четыре года назад вы набрали актерский курс при Академии искусства и культуры, выпустили его, ребята удачно влились в труппу и в репертуар. Вы довольны результатом?

- Это покажет время. Но мне кажется, что у этих ребят большой творческий и человеческий потенциал. Их принял и полюбил камерный театр и рассчитывает на взаимность.

- Какое, на ваш взгляд, главное качество для актера?

- Талант человека и творца.

- А как режиссер, что вы цените в актере прежде всего?

- Талант человека и творца.

- Что основное в профессии режиссера?

- Воображение и фантазия. Способность создавать свои миры. А вообще, по большому счету, способность рассказывать человеческие истории человеческим языком.

- Виктория Николаевна, как вы считаете, ваша творческая судьба состоялась?

- Да. Я свое "дерево" посадила. И не одно. У меня есть ученики. У меня коллектив, не лишенный достоинства, в человеческом смысле очень порядочный и с большим творческим потенциалом. Им не надоело играть, и они готовы к любому риску и эксперименту.

- Какие планы на будущий сезон у театра и у вас лично?

- Петербургский режиссер Алексей Янковский в сентябре выпустит спектакль "Достоевский - Честертон: Парадоксы преступления, или Одинокие всадники Апокалипсиса" по пьесе Клима. Олег Хапов будет ставить пьесу современного финского драматурга, а я - комедию, качественную, не переводную, нашу российскую и нашего времени.

 

Библиотека
Новости сайта
Получать информацию о театре

454091, Россия, г. Челябинск, ул. Цвиллинга, 15
  Челябинский государственный драматический
"Камерный театр"

kam_theatre@mail.ru
Касса театра: 8 (351) 263-30-35
Приёмная театра: 8 (351) 265-23-97
Начало вечерних спектаклей в 18.00

 Министерства культуры Челябинской области   Год российского киноМеждународный культурный портал Эксперимент  


 

Яндекс.Метрика