МАРЬИНА Т. "Олег Хапов:"Голова должна думать" //В.Ч. 2007, 11 мая

В театральных кругах Челябинска ОлегХапов фигура заметная. В юности он увлекался

пантомимой. Успел поработать актером, поставил 17 спектаклей. Оставив ТЮЗ, где в течение года

занимал должность главного режиссера, он многих озадачил: вроде и спектакли были

хорошие, и конфликтов не наблюдалось. Но выяснять причины ухода с должности особо

не пришлось, потому что на какое-то время он исчез из поля зрения.

И неожиданно появился в Камерном театре. Недавно он поставил спектакль

«Детектор лжи». И лишь после премьеры согласился дать интервью.

На пятой минуте разговора Олег неожиданно высказал пожелание: «Не хотелось бы углубляться в прошлое. Мне интереснее то, что происходит сегодня. Как учат продвинутые люди, след свой надо смывать. Это правиль­но». Но для интервью такая позиция явно не подходит. Если хочешь понять человека, точнее, увидеть его настоя­щее, без воспоминаний не обойтись.

Дикий театр

— По первому образованию я ин­женер-механик, — рассказывает Олег Хапов. — Окончил ЧПИ. Три года отра­ботал на металлургическом заводе мастером-механиком в первом листо­прокатном цехе. Когда решил уходить, меня вызвал начальник цеха — по-беседовать: «Что случилось, чем не­доволен? Может, тебе квартиру дать?» Я объяснил, что заинтересовался театром хочу кардинально поменять жизнь. Человек он был, как сейчас говорят, продвинутый, очень начитанный. Выслушав меня понял и с легким сердцем отпустил. До сих пор с благодарностью вспоминаю то время, людей с которыми работал. Завод – это мощная школа жизни.

 Интерес к театру возник не сразу?

Я ходил на спектакли «Манеке­на», театра танца «Движение», не про­пускал ни одного клубного мероприя­тия в институте. Но всерьез занимать­ся театром даже не думал. Пока од­нажды не зашел в студию «Пантоми­ма» при Дворце культуры «Строитель» на ЧМЗ. Я познакомился с миром пан­томимы, очень увлекся этим делом. А через полгода организовал свою сту­дию, хотя не имел ни образования, ни знаний. Даже не смелый был — на­глый. Как раз случилась перестройка, все было дозволено. Нет образова­ния? Ерунда. Мы ездили на фестива­ли, на тренинги. Тогда я познакомился с Вячеславом Полуниным. Помню, в 1989 году приехали в Петербург на фестиваль уличных театров «Караван мира». Никто нас не звал, не знал. «Здравствуйте, — говорим. — Мы из Челябинска». — «Отлично. Вот вам площадка, идите выступайте». Все за­просто. Это было время расцвета ди­кого театра.

. Кроме наглости были и удачи?

На одном из фестивалей, кото­рые проводил Володя Филонов, пред­седателем жюри работал известный мим, артист театра и кино Илья Рутберг. Мы выступили, как мне показа­лось, ужасно. Было так стыдно, что я даже не пришел на закрытие фестива­ля. И только через полгода мне пере­дали грамоту Рутберга «За лучшую ак­терскую роль».

Приходишь навсегда

Понимание, что знаний не хватает, пришло позже. В Москву поехать не хватило то ли наглости, то ли денег. Поступил в академию культуры и ис­кусств на курс Виктории Мещанино­вой и Виктора Деля (замечательный педагог, сейчас живет в Германии). Заочный метод обучения экстре­мальный, конечно. Но мне нравилось.Я много для себя открыл в понимании профессии, театра. Тогда впервые ус­лышал фразу, что в театр нужно при­ходить с ощущением, что здесь ты навсегда. Хотя только сейчас начинаю понимать, что это значит. Наше дело невозможно определить какой-то ме­рой результата — килограмм, спек­такль. Профессия требует предельной искренности, нервов, личных затрат. Если этого не будет, театр не выдер­жит конкуренции с более зрелищными мероприятиями, такими, как кино, мюзикл. Он проиграет.

Вы проходили стажировку в Москве?

Всего месяц. С мастером надо быть рядом, когда он ставит спек­такль, желательно от застольного пе­риода и до конца. Но Алексей Влади­мирович Бородин, у которого я ста­жировался, очень много дал. Его ми­ровоззрение напомнило мне Наума Юрьевича Орлова. Это люди традиционного театра, которые берут все

Я считаю, что спектакль создают все, вплоть до костюмеров, осветителей, звукооператоров. Каждый должен нести в этот «котел» что-то свое кто-то капусточку, кто-то специю. И тогда варится вкусный бульон. Конечно, главный шеф-повар режиссер. Но в итоге всем есть вкусно.


лучшее из русского театра и нполняют современным содержанием, И не гонятся в угоду публике за яркой формой, модой, а спокойно себе работают. Бородин сделал замечательную вещь. Он предложил поговорить о «Вишневом саде». Я начал размы­шлять, произносить какие-то слова. И вдруг понял, насколько это непра­вильная ситуация. Ну что я могу ска­зать такому мэтру, учителю, режис­серу, как Бородин? Замолчал, заду­мался. А он говорит: «Олег, ты хоро­шо так стоишь — вытянув шею, о чем-то думаешь. И я понимаю, что сейчас в тебе идут правильные про­цессы». Под конец Алексей Владими­рович подарил мне книжку «Записки Станиславского на полях пьесы «Отелло», которую Константин Сер­геевич писал в письмах, находясь на лечении за границей. И сказал: «По­обещай, что прочитаешь ее от корки до корки. Это будет твоя благодар­ность мне».

Вкусный бульон.

 На сцене Олег Хапов сыграл много интересных ролей. Тем неожиданнее прозвучало его признание:

- Актером я себя никогда не ощу­щал. Помню, когда пришел работать в ТЮЗ, Бородин хитрым глазом посмо­трел на меня и говорит: «Отцы и дети» ставим. А у меня нет Базарова». — «Даже не смотрите в мою сторону. Ни­чего не выйдет». Все-таки убедил. Я сыграл Базарова. Как всегда, работой своей остался недоволен. Но Базаров в биографии был.

.Актерский опыт в режиссуре помогает?

Иногда помогает, иногда ме­шает. Как режиссер я прекрасно по­нимаю, какую историю рассказываю зрителям. Если предложения акте­ров помогают ее раскрыть — их надо брать. Если нет, надо вовремя себе сказать: «Стоп, это на историю не ра­ботает». Я считаю, что спектакль соз­дают все, вплоть до костюмеров, осветителей, звукооператоров. Каж­дый должен нести в этот «котел» что-то свое — кто-то капусточку, кто-то специю. И тогда варится вкусный бульон. Конечно, главный шеф-по­вар — режиссер. Но в итоге всем есть вкусно. Если мы получаем от ра­боты удовольствие, зритель на сто репетиции идут сложно, нервно, рва­но, то и спектакль насытится этой энергией. И потом ее не изъять.

А подтверждение этой теории наблюдали?

Когда известный питерский ре­жиссер Лев Оренбург ставил в Маг­нитке «Грозу», я посмотрел, как он ре­петирует. Актеры, увлеченные обстоя­тельствами пьесы, показывали неве­роятно мощные, сильные этюды. Не под кнутом — под добрым, вниматель­ным, требовательным взглядом ре­жиссера. Мало того, он выходил на сцену и начинал раскачивать этот

этюд, куда-то двигать, поворачи­вать — и вместе приходили к нужному результату. Я спрашивал Эренбурга: «Как вы можете так безудержно дове­рять актерам?» — «По-другому не признаю. Что я, миссия? Актер тоже обладает знаниями, жизненным опы­том, человеческие отношения близки всем. К тому же отбор все равно де­лаю я».

Полезная пауза

В ТЮЗе Олег Хапов оставил заме­чательный след — спектакль «Очень простая история». Он нравится зрите­лям, его с удовольствием играют акте­ры. В сентябре, например, спектакль поедет в Омск на фестиваль, посвя­щенный юбилею омского ТЮЗа.

Почему все-таки вы ушли из ТЮЗа? Не жалеете?

Нет. Я совершил ошибку: будучи очередным режиссером, согласился стать главным. Я не понимал, что из этого следует. Главный режиссер не только ставит спектакли, формирует художественную линию театра. Он должен контролировать финансовые потоки и формировать репертуарную политику. Названия и люди, которых он приглашает должны быть близки ему по духу. Я был к этому не готов. Просто, как говорится, неправильно вошел в реку.

Почему решили вернуться в Камерный театр?

Все возвращается на круги своя. Я ведь уже работал здесь. Кста­ти, в первый раз тоже приходил как очередной режиссер. Но в тот момент доверить мне постановку никто не ре­шился. Актеров не хватало, и Викто­рия Николаевна как-то незаметно на­чала меня вводить в спектакли. Те­перь я уж точно пришел режиссе­ром. Как сложится дальше — посмотрим. У Виктории Мещаниновой, понятно, свой взгляд на мир, ситуа­цию в театре. Это театр, воспитанный ею. Я человек тоже непростой, амби­циозный. Но система разумных ком­промиссов существует. Главное, о чем мы договорились сразу: если у меня возникнут «романы» на стороне, меня будут отпускать. Во всяком случае, си­лы чувствую неимоверные. Видимо, пауза пошла на пользу..

Комфортный остров

Вам не хотелось уехать из Че­лябинска?

Я очень устроенный челябин­ский человек. Друзья мне часто гово­рят: «А может, рвануть в Москву?» Что значит рвануть? В Москве делом зани­маются 10 процентов, остальные тол­каются. А я хочу заниматься делом. Если в другом регионе земли появит­ся возможность и необходимость ра­ботать, развивать себя, то поеду. Пока эту ситуацию я вижу в Челябинске.

Слышала, что предпочитаете здоровый образ жизни.

Я всегда занимался спортом, легкой атлетикой. Безумно люблю и игровые виды — хоккей, футбол, увлккии   I ирными лыжами, иимис

большое достижение — научился ка­таться на сноуборде. Открытие для те­ла — невероятнейшее. Совершенно другое ощущение себя в простран­стве. Никакие умственные и интеллек­туальные занятия не дают той радо­сти, которую получаешь в этот мо­мент. В человеке все «инструменты» обязаны работать: сознание и интел­лект, тело, наши чувства и эмоции. Го­лова должна думать, тело потеть, ду­ша трудиться.

А то, что не курите и не пье­те... Это к философии относится?

Дело не в философии. В эту сто­рону меня понемногу разворачивает жена.

Кто она по образованию?

У Марины хитрое образование: экономист, переводчик, специалист по компьютерным системам. Мало того, она интересуется дизайном, фотографией. Так вот. Есть такой то­варищ — Кастанеда. Я не такой уж увлеченный им человек. Но у него есть замечательное понятие — тональ и нагваль. Тональ — наш социум, остров, на котором мы живем. Этот остров должен быть максимально прибран, на нем не должно быть лиш­них вещей  только ты со своим те­лом натренированным, твой интел­лект, готовый к задачам, и твои чув­ства — прибранные, причесанные. Свой тональ (или планету, как гово­рит Маленький принц) надо приби­рать во всех смыслах. И это у меня получается легко. Я не пью, не курю, мне легко даются занятия спортом. В нынешнем состоянии я чувствую себя комфортно.

А если приходят друзья?

Когда в день рождения покупаю своим друзьям выпивку, чувствую се­бя негодяем. Их жены смотрят подоз­рительно: сам не пьет, а мужей спаивает. Но за три года ко мне уже привыкли. Если тональ — прекрасный остров, то нагваль, по сути, это путе­шествие по прекрасной жизни, все невероятное и таинственное, что с нами случается, — знакомства, встречи, общение. Что бы ни случи­лось в пути, какими бы сложными ни были встречи и обстоятельства — они развивающие. То, что нас не убивает, делает нас сильнее. Это моя филосо­фия, это моя вера.

 

 

 

Библиотека
Новости сайта
Получать информацию о театре

454091, Россия, г. Челябинск, ул. Цвиллинга, 15
  Челябинский государственный драматический
"Камерный театр"

kam_theatre@mail.ru
Касса театра: 8 (351) 263-30-35
Приёмная театра: 8 (351) 265-23-97
Начало вечерних спектаклей в 18.00

 Министерства культуры Челябинской области   Год российского киноМеждународный культурный портал Эксперимент  


 

Яндекс.Метрика