Камоцкая И. "Виктория МЕЩАНИНОВА: "Труппа, как шлюха, должна ходить по рукам" //Ч.Р 2008,.29 февраля


Режиссер Виктория Мещанинова - одна из самых незаурядных и неспокойных фигур челябинского театра. Профессией режиссера драмы овладевала в Ленинграде, и этот "ленинградский след" очень многое определяет в ее театральных и просто человеческих пристрастиях: небанальность, принципиальная нелюбовь к сценической пошлости и легкому успеху, тяга к авангардному сценическому языку, острое чувство социальной боли и несправедливости. Мещанинова дружна с главным театральным гением северной столицы Львом Додиным, он прилетал в Челябинск на первую премьеру своего ученика Игоря Коняева (постановка "Женщины всегда смеются и танцуют" по пьесе Оли Мухиной "Таня-Таня", спектакль держался в репертуаре Камерного театра десятилетие). А в прошлом году Мещанинова пригласила в свой театр главного петербургского театрального искателя новых форм Алексея Янковского, и он выпустил спектакль, который пока, без сомнений, можно считать самой любопытной премьерой челябинского сезона - "Достоевский - Честертон: Парадоксы преступления, или Одинокие всадники апокалипсиса" по пьесе Клима. Острое чувство новизны - сценической и социальной - одна из главных характеристик режиссера Виктории Мещаниновой. Яростные споры, сверхординарный интерес зрителей-подростков и проклятья педагогов-рутинеров вызывали ее постановки "Подъезд" и "Роковая ошибка" конца 80-х годов в Челябинском ТЮЗе. На сцену Камерного театра (Мещанинова возглавила его в 1991 году) она привела российскую новую драму (ее ярчайший представитель Николай Коляда просто стал другом и постоянным автором Камерного), начала поиски в области синтетического театра, сделала "Камерату" фестивалем европейского уровня, интереснейшей панорамой новейших театральных исканий. Мещанинова - автор нескольких очень значительных актерских биографий, и, надо сказать, когда соавторы этих биографий порой покидают Камерный театр, на других сценах их актерская судьба складывается куда менее интересно. В сегодняшней труппе Камерного очень заметны молодые актеры - выпускники последнего актерского курса театрального педагога Виктории Мещаниновой в Челябинской академии культуры

В день юбилея Челябинского камерного театра художественный руководитель открывает все его тайны

Cегодня Челябинский камерный театр отмечает двойной юбилей: 20 лет со дня основания и 15 - со дня присвоения статуса "государственный". Об этих переломных датах в судьбе коллектива, его творческом пути мы разговариваем с художественным руководителем театра, заслуженным деятелем искусств России Викторией МЕЩАНИНОВОЙ.

- Камерный театр - один из немногих в Челябинске, родившийся по инициативе снизу:

- Это так. У его истоков стояли актеры Челябинского ТЮЗа Евгений Фалевич и Людмила Барад. Приступив к организации нового театра, они обнародовали своеобразную программу-манифест, громко заявили о своем желании создать живой, искренний театр, обладающий лица необщим выражением. И начали двигаться в этом направлении. Но вскоре покинули Родину.

- Это не было предательством?

- Вы же помните, какой была страна в конце восьмидесятых. Они устали от страшных подъездов, непредсказуемости жизни, пустых прилавков. Им предоставилась возможность радикально поменять условия и качество жизни. Это их право. Конечно, позвав людей на совместное дело, мы становимся за них ответственны. Но не забывайте - они подстелили соломку в качестве меня. В то время я сама находилась в экстремальных жизненных обстоятельствах. Вернувшись в ТЮЗ после заграничной командировки с искренним желанием ему служить, я получила отказ. А ведь человеку важно чувствовать себя кому-то нужным. Поэтому, понимая "коварность" предложения, я, в конечном счете, согласилась.

- И в чем состояла эта "коварность"?

- Театр существовал на положении товарищества с ограниченной ответственностью. В стране - полная чехарда, время для выращивания чего-то живого и здорового неподходящее. И мы с директором Алексеем Пелымским "кувыркались", занимались коммерцией, мне достаточно чуждой. В результате приобрели богатый опыт по выживанию. Ведь два раза в месяц людям нужно было выдавать зарплату. Началась эпоха челноков, когда "там" товар покупался дешевле, а "здесь" продавался дороже. Конечно, в Турцию мы сами не катались. Слава Богу, рядом оказались люди, взявшиеся нам помогать. Поэтому мы так активно боролись за получение театром статуса "государственный". Это дало некоторую стабильность.

- И собственное здание не сразу обрели:

- За это шла целая битва. В конце концов, к нам перешло здание дома Бреслиных на Цвиллинга. Покинутое ТЮЗом, оно было запущено, выглядело ужасающе. Однажды рухнула стена. Правда, теперь уже можно признаться: не без нашей помощи. Но это ускорило начало капитального ремонта. Мы вернули первозданность замечательному фойе, удобным и комфортным стал зрительный зал. Теперь благодаря инвестициям холдинга "Потребительский рынок" мы еще и расширились. Председатель холдинга Вячеслав Карманов - замечательный человек. Если бы всему бизнесу была свойственна такая солидарность с людьми искусства. И государство бы на нас не так гневалось. Оно ведь нас дармоедами считает.

- Публика сразу к вам пошла?

- В 90-е из театров продолжался отток зрителей. Люди были заняты пропитанием. Рассчитывать, что к нам побегут и выстроятся в очередь, не приходилось. Нужно было постоянно о себе напоминать. Мы организовали клубную работу, устраивали посиделки со зрителями. Для совместного проекта по "Мертвым душам" Гоголя пригласили Александра Филиппенко. Валентина Талызина играла в нашем спектакле "Уроки музыки". Придумали фестиваль "Камерата", теперь выросший до уровня международного.

- А сегодня во взаимоотношениях со зрителем сложности существуют?

- Хочу, чтобы к нам приходили люди с открытым сердцем, готовые чувствовать и размышлять. Однако сегодня делиться друг с другом помыслами и чаяниями дело не коммерческое. Это - риск. Иногда кажется, что эта потребность вообще ушла из жизни. Большинство театров кувыркается в бурном потоке погони за успехом. А он приходит, когда на сцене - весело, развлекательно, бездумно.

- Можно в результате сказать, что Камерный театр существует вопреки тенденциям времени?

- В основе мы продолжаем быть нацелены на изначальные высокие идеалы. Этот родник не иссяк. В этом смысле, да, мы живем "вопреки". Театр и должен так существовать. Но время расширило зону действия. Мы государственный репертуарный театр, что предполагает ежедневное заполнение зрительного зала. Мы постоянно думаем об этом. Поставили "Простую историю" Марии Ладо. Ее всегда с удовольствием смотрят зрители. Это добрый материал, сказка с нашим русским юродивым в центре. Сейчас я репетирую комедию положений современного отечественного драматурга Олега Ернева "Когда спящий проснется". Она очень смешная. Легкая. Однако же - не бездумная.

- В Камерном театре часто работают режиссеры, так сказать, со стороны.

- Это моя инициатива. Все мы живые люди, временно пребываем на этой земле, со своим запасом ресурсов. Сегодня у руля - замечательный лидер, с мощным творческим зарядом, с надеждами на творческое долголетие. А завтра с ним что-то случилось. Труппа должна быть закалена. Она должна самостоятельно мыслить, уметь разговаривать на разных театральных языках. Труппа, как шлюха, должна ходить по рукам. Чем больше этих рук, тем она устойчивее. И тогда с уходом одного человека она не будет жить только прошлым.

- Какие спектакли в истории Камерного вы считаете наиболее значимыми, судьбоносными?

- Многие я вспоминаю с гордостью. Прежде всего, "Археологию" Алексея Шипенко. В этой мощной работе Жени Фалевича оказалось максимально выражено кредо Камерного театра. Стало ясно, что создан живой организм и его грешно разрушать. Непроходной стала "Женитьба Бальзаминова" Александра Островского. Тогда, в 1992-м, многим этот спектакль казался странным. Меня нередко спрашивали: "А почему в роли купчихи Белотеловой - мужчина?" Почему? Ведь говорит Бальзаминов у Островского: "Мне все богатые невесты красавицами кажутся. Я тут лица никак не разберу". Вот и не разобрал. Игрался бы спектакль сейчас, вопросы бы не возникали. Этапной была и "Феличита", наш опыт в области визуального театра, "Свадьба" по Чехову.

- Недавно на страницах "Петербургского театрального журнала" одна из женщин-драматургов заявила, что театр легко может прожить без "гущи современной жизни", что преимущественная сфера этой "гущи" - кинематограф.

- Совершенно с этим не согласна. Если театр хочет в своем времени разобраться, что-то о нем сказать, необходимо выводить на сцену сегодняшнего человека в его реальных жизненных обстоятельствах. Кроме того, современная драматургия определяет язык театра, не позволяет ему дряхлеть, костенеть. Мы ведь часто отстаем, разговариваем со зрителем на давно чуждом ему языке, не на языке времени. Наши последние премьеры - по современной драме: "На Пасху солнце танцует" по пьесам учеников Коляды Златы Деминой и Александра Архипова, "Парадоксы преступления:" авангардиста Клима, "Музыки и сигарет не хватит до весны" представителя современной немецкой драмы Игоря Бауэршимы. Спектакли пользуются успехом у зрителя, высоко оценены критикой. Разве это не подтверждение правильности нашей репертуарной политики?

                                                                                             

Библиотека
Новости сайта
Получать информацию о театре

454091, Россия, г. Челябинск, ул. Цвиллинга, 15
  Челябинский государственный драматический
"Камерный театр"

kam_theatre@mail.ru
Касса театра: 8 (351) 263-30-35
Приёмная театра: 8 (351) 265-23-97
Начало вечерних спектаклей в 18.00

 Министерства культуры Челябинской области   Год российского киноМеждународный культурный портал Эксперимент  


 

Яндекс.Метрика