Строганова Т."Пара плюс тридцатилетие"http://lentachel.ru/articles/1243

http://lentachel.ru/articles/1243

Пара плюс тридцатилетие

*Кольцо на руку - хомут на шею… Устное народное творчество порой так категорично. Но супруга Виктора Нагдасева Надежда не согласна с этим утверждением: «Да нет, я не являюсь его хомутом. Скорее спасательным кругом». А Виктор не спорит. Он разделяет мнение жены. Кажется, всегда. Не исключено, что это и есть залог долгого счастья...*

Апрельское заседание интеллектуального клуба «Кредо» прошло по-домашнему. Быть может, потому, что посвящено оно было семье. Отдельно взятой счастливой семье интеллектуалов, характерных актёров с потрясающей мимикой, подвижников и просветителей. Нагдасевы, знакомые челябинцам по ярким работам в Камерном театре, отмечают в эти дни тридцатилетие творческой деятельности.

Хитрый ход

…Они познакомились на сцене. В буквальном смысле. Надежда была студенткой педагогического института и играла в спектакле по пьесе Шварца «Тень» Аннунциату. А Виктора пригласила их общая подруга на третьестепенную роль. Спектакль в разгаре. И вдруг видит Аннунциата свою модную куртку с капюшоном, в которой выходит стражник... Свадьба была года через два.

- Она помурыжила меня, поиспытывала, - вспоминает заслуженный артист РФ Виктор Нагдасев, - но я не робкого десятка оказался парнем. Настойчив был и действовал через родителей. Названивал, стоял под окнами.

- Мама говорила: «Ну Надька, ну что ж ты так себя ведёшь нехорошо? Парень-то изводится, - подхватывает тему супруга. - Виктор - мастер на все руки. А мой папа этим никогда не отличался. Повесит, бывало, сушилку, заполним её посудой… через два дня всё рухнет. Он опять повесит, наставит посуды - история повторяется. А Виктор пришёл, сделал, и ничего не упало. В общем оказался необходимым. Меня дома нет, я где-то на свиданиях с другими кавалерами, а он двигает мебель, маме помогает. Я ещё знать не знала, а он уже пристроил себя в нашу семью. Ну и победил - взял осадой. До сих пор для тёщи он самый главный строитель. Папа - ретроград, ему нужно, чтобы всё стояло на местах вечно. Но у мамы жизнь кипит. Она беспокойный человек. Ей надо всё время что-нибудь переставлять, менять, перевешивать. Ей уже 80 лет, но мама всё время благоустраивает жизнь. Иногда говорит: «Ну не знаю, доживу ли я до конца этого месяца…» А на следующий день начинает перестановку.

Дорога к сцене

Путь в профессию для Надежды был долгим. Окончила с отличием естественно-географический факультет пединститута. Три года работала в школе Сосновского района. Вела все уроки химии, биологии, курировала пришкольный участок, танцевальный кружок, осуществляла классное руководство и ещё была завучем по воспитательной работе. Уходила из дома в семь утра, возвращалась в одиннадцать. Муж - студент, роль кормильца Наде пришлось взять на себя. А потом по Чехову получилось. Она почувствовала, как по капле выходит жизнь... Не то чтобы работа не нравилась - нравилась, и отдавалась ей полностью. Но иногда Надежда не понимала, за что её ругают. Школьники плохо учатся - ощущает себя виноватой. Захотелось найти такую работу, где самостоятельно отвечаешь за результат.

Когда Виктор окончил обучение (театральное отделение при музыкальном училище, первый набор легендарного Наума Орлова), его приняли в труппу драмтеатра. И тут поступило неожиданное предложение. В 1979 году в Абакане открывался детский театр. Актёрам сразу давали квартиры. Нагдасевы ещё были в Челябинске, когда им сообщили адрес их жилища. По приезде получили ключи от новенькой «двушки». Правда, въехали в неё только через полгода - ждали окончания строительства.

Надежда устроилась в театр инженером-биологом. Создавала зимний сад, землю таскала, пересаживала цветы. А на сцене шли репетиции, звучала музыка, происходило что-то интересное... Сцена манила. Между тем в театре не хватало актрис, приехали одни парни. Один эпизодик сыграла Нагдасева, другой. А потом подумала: «Да пошёл он, этот зимний сад!» - и поступила в училище. Но поскольку тогда туда не брали с высшим образованием, пришлось слукавить, имея на руках институтский красный диплом. Просто предъявила аттестат об окончании восьмилетки в приёмную комиссию и блестяще сдала все экзамены. Окончила актёрское отделение, получила ещё один красный диплом и стала профессиональной актрисой.

В 1989 году они приехали в Челябинск, поменяли квартиру, взялись за новое дело - Камерный театр. Но театра как такового ещё не было. Была группа актёров, нехитрый репертуар. Скитались с коробками по подвалам. Уехали из государственного театра, что называется, «от сытого стола» в никуда. Всё приходилось делать самим. Надежда работала параллельно в гардеробе. Виктор мастерил декорации к двенадцати спектаклям. Однажды всю ночь орудовал инструментами. Под утро притупилось внимание - сильно повредил пальцы. Было это накануне выпуска спектакля «Том Сойер». Нагдасев там играл шесть (!) ролей. Было очень забавно, когда все его персонажи выходили по очереди на сцену с неизменно перевязанной рукой.

От скуки на все руки

Поражает способность Нагдасевых играть в любом месте, используя всё, что есть под рукой. И какие удачные решения находят! Выступают, к примеру, на фоне картин в галерее. Декорации уже готовы. Остаётся только привнести сюжет и оживить всё своим мастерством. Давно хотелось прикоснуться к настоящему скоморошеству. Когда увидели интерьер избы в краеведческом музее, поняли, что именно здесь можно устроить скоморошьи посиделки, и сделали постановку по известной сказке про Федота-стрельца Леонида Филатова. Нашли ткани, сшили костюмы. Скоморошество предполагает лёгкое хулиганство - зритель охотно соучаствует.

- Иногда приносим пьесу в театр главному режиссёру. Он смотрит и отказывает: «Мне не нравится», - рассказывает Надежда. - Ну и ладно. А нам нравится. И вот мы уже обречены ставить её где-то как-то - собственными скромными силами. Так возник спектакль «33 счастья». Благо находятся люди, которые поддерживают наши бредовые идеи, откликаются. Елена Куклина, Михаил Богуславский - работаем тесной компанией.

В репертуаре дуэта Нагдасевых - театра «Пара плюс» (недавно он отметил десятилетие) - уже 15 постановок. Хотя в принципе самостоятельными работами дуэт занимается давно. Ещё в Абакане играли «41-й». Этот спектакль потом даже вошёл в репертуар театра. И в Москве показывали, получили грамоту от Михаила Ульянова, который тогда был председателем ВТО.
В Абакане Нагдасевы отмечали 175-летие Гоголя. Виктор сделал тогда композицию «На миру и смерть красна» о судьбе трёх мужчин: Остапа, Андрия и батьки Тараса. Прошли годы. И вот в канун нового гоголевского юбилея - двухсотлетия - вспомнили ту постановку, дополнили другими текстами, сделали выступление «на двоих». Получилась литературно-музыкальная композиция на сорок минут. Это урок. В таком формате у «Пары плюс» много выступлений. Есть урок Твардовского «Книга про бойца». Некоторые главы «Василия Тёркина» прежде использовали в концертах, но решили сделать нечто цельное.

К поэтическим программам Нагдасевы относятся с особым трепетом. Пастернак, Маяковский, Пушкин… Постановки «На фоне Пушкина» и «В садах лицея» сделали к 200-летию Александра Сергеевича. Не то чтобы специально к дате - Пушкиным давно занимались. Но юбилей явился неким толчком для оформления всего накопленного в единое целое. Есть в репертуаре и спектакль про Ахматову «Ищи свою звезду». К творческому дуэту обратились из школы. Нынче там Серебряный век проходят, а часов по литературе мало. Вот и попросила учительница: «Не могли бы помочь? Хотелось бы ребятам как-то эмоционально тему преподнести». Актёры охотно согласились. А когда начали материал исследовать... Поэтов Серебряного века человек двести, творчество сплетено с личными отношениями. Решили остановиться на Анне Андреевне. Натура цельная, судьба интересная, словом, есть о чём говорить.

За тридцать лет накоплен огромный творческий багаж. Нагдасевы активны. Они берутся за всё, что трогает душу. Но не от всеядности это. Обычный творческий поиск. Хочется себя во всём попробовать. И особенно хочется к поэзии прикасаться. Ведь театры этим не занимаются.

Вначале чаще, с годами реже

- У вас дома кто роли распределяет?

- Изначально я - бухгалтер, Виктор - директор (смеются). У него плотницкие работы, у меня тряпичные, - говорит Надежда.

- А в семейных отношениях вы играете?

- Да ну что вы! Мы так устаём на работе! Чтобы ещё и в семье… Нет, я вообще не понимаю такого, когда актёры в реальной жизни играют. Не-е-т… (Надежда задумывается на несколько секунд и вдруг признаётся под общий смех). Ну бывает, конечно. Когда говорим дома цитатами из спектаклей, возникают порой комические моменты. В «Детекторе лжи» Виктор играет алкаша, а я – гром-бабу. Алкаш по сценарию теряет заначку. Спрятал и не может найти. А я его весь спектакль воспитываю. Подарил мне платье, сказал, что 450 рублей стоит, а потом выяснилось, что 91 рубль. Причитаю, жалуюсь публике: «Ой, я в этом платье на свадьбы, на юбилеи. Все говорят: как тебя муж-то любит! А теперь, выходит, опозорюсь?!» И вот как-то дома делает Виктор ремонт в своей комнате, наклеивает обои, тщательно разглаживает. Захожу через некоторое время и причитаю с той же интонацией, как в спектакле: «Ой-ой, как муж-то себя любит!..» Около 200 ролей уже сыграно. Представляете, сколько всего в памяти?

- Ссоры были?

- Вначале чаще, с годами реже. Потому что понимаем: себе дороже. Поссоришься - нервничаешь потом. А всё это пригодится на работе, силы-то надо уже беречь. Интерес к ссорам со временем, правда, пропадает. Хочется скандалить на сцене. В этом есть хоть какая-то польза. И эмоции выплеснешь, и деньги заплатят (смеются).

Надо бить копытом

Столько лет быть единым целым и в творчестве, и в жизни - редкое счастье, дарованное судьбой. Между тем вначале к чете Нагдасевых руководство театра относилось с определённой долей недоверия: «Что это вы всё время вдвоём да вдвоём? Надо вас разъединять». Даже пытались это делать, распределяли в разные составы. Но потом всё равно получалось так, что играли вместе.

- Нас теперь уже не разорвать физически. Нам комфортно работать вдвоём. Общий бизнес, - шутит Виктор. - С годами притерлись настолько, что понимаем друг друга с полуслова. А творческая инициатива, она в целом приветствуется в российском театре. Вот только сейчас немного другие ценности, другое отношение у молодых артистов. Раньше бескорыстно делали программы, бесплатно проводили творческие встречи, выезжали на заводы, в колхозы. Это считалось почётным. И обязательно надо было показывать не только репертуарные вещи, но и что-то своё. Сейчас очень трудно поднять молодёжь на самостоятельную работу. Сразу начинаются вопросы: «А куда? А сколько это будет стоить?» Не оплачивается, значит, никто ничего и не делает. И ждут ребята, когда их займут, заметят, рольку дадут. Мы с Надеждой исповедуем другой принцип - под лежачий камень вода никогда не потечёт. Надо постоянно что-то делать, барахтаться, как та лягушка, которая в молоке масло взбивала. Вот и мы барахтаемся, не опускаем вёсла. А точнее, следуем рекомендации Леонида Филатова, с которым нам довелось однажды встретиться в Болгарии. Он сказал нам тогда: «Ребята, надо бить копытом, пока есть здоровье».

А нереализованная мечта… Наверное, она есть у каждого. В молодости им хотелось сняться в кино. Но это скорее не мечта, а просто желание. И сегодня Нагдасевы не против съемок. Пригласят - поедут, поработают. Но такого острого желания видеть себя на экране уже нет. Видеоархив богатый, и дело не в его пополнении. Хочется качественно другие вещи пробовать, хочется в профессии достичь глубин. А для этого нужны… крепкие нервы.

- Чем крепче психика у актёра, тем меньше влияет на неё роль. Хотя все равно влияет, - размышляет Надежда. - Если слабая нервная система, могут быть и последствия. Не случайно так часто мы слышим словосочетание «пьющий актёр». Ведь наша профессия - это по сути дела расшатывание нервной системы. В зависимости от того, какой ролью ты живёшь в данный момент, примеряешь на себя определённую личину. Нужно леди играть - я хожу по магазинам, присматриваю косметику, сумочки, шляпки. Маникюр делаю непременно. А на следующий день, может так статься, мне играть бомжующую старушку Памелу. Естественно, маникюр мне уже не нужен.

Критика ранит больно. Особенно, когда непонятно, за что достаётся. Иногда она дает подсказку либо подтверждает: актёры на правильном пути. А иногда Нагдасевы просто в недоумении бывают: десять человек говорят: «Это хорошо», а другие десять человек утверждают: «Никуда не годится». Так как же на самом деле? Конечно, стараются прислушиваться ко всему, что говорят в их адрес. Безусловно, важно оценивать себя адекватно. Но есть и другая проблема. С критиками вообще в стране беда. А ещё порой критиков прикармливают - факт общеизвестный. И тогда чувствуется, что они просто не могут, хотя и хотели бы, сказать то, что думают на самом деле.

Спасательный круг

«Когда вы поняли, что вы актёр?» Такой вопрос часто задают представителям этой профессии. «Я только после сорока начала понимать, за что могу браться, а за что нет. А до этого хотелось играть всё», - признаётся Надежда. Виктор же до сих пор в своем актёрстве не всегда бывает уверен. Случались и депрессивные состояния, когда хотелось всё бросить. В молодости собирался уходить из театрального училища. К счастью, Надежда не дала этого сделать.

На смену любой депрессии приходит удачный спектакль, удачная роль - и вырастают крылья. Так было и в Абакане. Виктор сыграл Ивана-дурака в спектакле «До третьих петухов» и получил диплом за лучшую мужскую роль на краевом смотре профессиональных работ. После этого, конечно, хотелось расти - роль Гамлета, не ниже. Но приходишь в театр на распределение, а там Колобок... Потому Нагдасевы с Абаканским театром и распрощались, хотя до сих пор их связывает дружба. Театр, кстати, пять раз становился лауреатом национальной премии «Золотая маска».

…У них всегда всё поровну. Им комфортно вместе и дома, и на сцене - везде, каждую минуту. И так было всегда. Вот такая удивительная беспроблемность в отношениях. Двоих детей вырастили. Сейчас даже странно осознавать: постоянно ведь были заняты в спектаклях, концерты бесконечные, но успевали ещё и с детьми управляться.

- Теперь они уже в самостоятельном полёте и… мы ничего не успеваем, - признаётся Надежда. - Не хватает времени. А тогда как-то всё успевали. Об одном жалею - в своё время третьего не родила. Знаете, с возрастом начинаешь понимать: семья - это, может быть, самое главное, ради чего стоит жить.
www.stroganova.su

Фото автора

Библиотека
Новости сайта
Получать информацию о театре

454091, Россия, г. Челябинск, ул. Цвиллинга, 15
  Челябинский государственный драматический
"Камерный театр"

kam_theatre@mail.ru
Касса театра: 8 (351) 263-30-35
Приёмная театра: 8 (351) 265-23-97
Начало вечерних спектаклей в 18.00

 Министерства культуры Челябинской области   Год российского киноМеждународный культурный портал Эксперимент  


 

Яндекс.Метрика