Олиферчук В. Петр Артемьев: «Мы должны приходить в гримерку, бросать кости и решать, кто кого в этот вечер играет»//Челябинский рабочий, 2015, 11 февраля


Его вполне можно назвать везунчиком. В том смысле, что молодому актеру везло на работу. Сразу после окончания местной академии культуры он попал в театр и сразу на главные роли. В результате в свои 30 лет заработал 30 ролей в репертуаре, амплуа героя и губернаторскую премию.

 

Не достать до потолка
Расхожая реплика «Нет маленьких ролей, есть маленькие актеры» применима в отношении профессионалов. Неоперившемуся выпускнику невозможно стать Щепкиным, с десяток лет повторяя «Кушать подано». В первом же спектакле на профессиональной сцене — «На пасху солнце танцует» — Петру Артемьеву, начинающему артисту Камерного театра, поручили две роли. Cправился с обеими, а критика заговорила об особой школе Виктории Мещаниновой (главный режиссер Камерного театра), воспитавшей замечательных учеников.
— Вы были любимым учеником Виктории Николаевны, если она сразу, с первой попытки, дала вам сразу две роли? — разговариваем в холле Камерного театра. Репетиция закончилась, и в театре непривычно тихо.
— Нет, любимчиком не был, скорее наоборот, — усмехается собеседник. — Прогуливал занятия, правда, на репетиции приходил всегда. Думаю, и сейчас я ей доставляю некоторые хлопоты.
— И какие же? Опаздываете на репетиции или спорите с режиссером?
— Нет, это такие хлопоты, которые определяются отношениями между людьми.
— Скажите, а работать у своего же учителя легко или трудно? Ведь для матери ее ребенок всегда остается ребенком, даже если он вырос и уже с бородой. Не мешает комплекс ученика?
— Я вообще этого не понимаю. Мне кажется, я в принципе не страдал комплексом ученика. С другой стороны, учиться нужно, это неплохо. Виктория Николаевна остается моим учителем. В то же время появляются и другие учителя, например Алексей Янковский. А потом, учителя бывают не только по профессии, но и по жизни, причем это случается даже тогда, когда совершенно не ожидаешь.
Учиться и работать Артемьев не устает никогда. «Жадный до работы», «не признает в ней пауз», — говорят о нем коллеги. «Я никогда не дорасту до потолка, по крайней мере, пока я никаких преград в творчестве не вижу», — категорично заявляет наш герой.

Бросить кости на удачу
Кто-то из коллег-журналистов написал, что в труппе Камерного тетра «Артемьеву принадлежит особое место». Господа, берите шире. На самом деле эта «особость» не заканчивается границами одного театра. У Артемьева редкое на сегодняшний день амплуа героя, причем во всех его ипостасях — любовника, мученика и даже злодея. Физические данные, пресловутая харизма всегда были прерогативой актерской профессии. С этим пытались безуспешно бороться, но хилые полумальчики с впалой грудью и отвисшей челюстью не впечатляют, все происходящее на сцене сразу кажется дурной мистификацией.
Хорошая фактура позволяет актеру достаточно органично выглядеть во всех трех вариантах, правда, с переменным успехом. Более, на взгляд пристрастного зрителя, ему удается последняя, третья категория, достаточно вспомнить Арлекина из блоковского «Балаганчика» и Президента из шиллеровской драмы «Коварство и любовь».
— Многие артисты считают, что отрицательные персонажи гораздо богаче и интересней по актерскому набору, чем розовые герои. У них есть второй и третий план, не только текст, но и подтекст. Что для вас важно в роли?
— Нет, не согласен. Меня больше интересует, как пройдет процесс от и до и чем все закончится. Главное — это участие в процессе. Герой, злодей... Знаете, я считаю, что в идеале мы должны приходить в гримерку, бросать кости и решать, кто кого в этот вечер играет в том же спектакле «Коварство и любовь». Мы с ребятами как-то обсуждали такой вариант. Было бы очень интересно.

Радостный саксофон
— Что служит отправной точкой в работе: образ, фраза, прототип? — продолжаю допрос с пристрастием.
— Все происходит с нуля, даже того же Шиллера я начал репетировать с чистого листа. 
— Неужели у вас не было какого-то определенного мнения, образа, ведь вы же читали трагедию и раньше?
— Читал, но теперь мы встретились вместе, а это совсем другое. Это как новый день: как бы ты себе его не планировал, как он на самом деле пройдет, ты не знаешь.
— Как вы оправдываете своего героя? Как Вальтер сам себя оправдывает, ведь из-за его ошибки погиб его единственный сын…
— Мой герой действует очень логично, он неглупый человек, он видит, понимает, строит комбинации. Для него это не ошибка, по его логике все должно было произойти иначе, а это трагическая случайность.
Сейчас Артемьев работает над новой ролью: на сей раз ему опять изображать героя-любовника, правда, не на полном серьезе, а в рамках комедии.
В работе французская пьеса «Третья голова». Репетиции только начались, сейчас чуть притормозились в связи с выпуском спектакля «Рай», но артист не останавливается на достигнутом, осваивает музыкальный инструмент: по сценарию герой Артемьева музыкант.
— В тексте нет пояснения, какой именно музыкант. Я выбрал саксофон, он как-то радует, — объясняет выбор собеседник.

Хотя бы до Луны
— И еще один вопрос: куда деньги дели? Сумма немаленькая — 100 тыщ… — на шутливый тон артист не отреагировал, а как-то погрустнел и задумался.
— Ну, на что потратили? На что-то доброе, светлое, на мечту? — растерянно подсказываю.
— На мечту тратить деньги пошло, — выдает неожиданную сентенцию. 
— Пошло? — пришла моя очередь «подвиснуть». — Смотря о чем мечтать. Например, чтобы в космос полететь…
— Это неплохая прибавка к зарплате, подарок к Новому году, но не более. Некоторые каждый месяц зарплату получают больше этой суммы. Но все равно приятно. Дают, не забирают — уже хорошо. А знаете, да, в космос — это хорошо, пожалуй, до Юпитера, все равно дадут половину, ну хотя бы до Луны долететь.
— Ого, а вы у нас совсем не материалист. По-вашему, художник должен быть голодным?
— В смысле, что актер должен сидеть в одиночке, где у него есть книги, телевизор, а перед спектаклем ему швыряют кусок мяса: работай! — теперь уже шутит Артемьев. — А что, в этом что-то есть…
— Только не надо притворяться, что вам все равно, сколько вы получаете.
— Мне просто нравится заниматься своим делом, — пожимает он плечами. — Недавно ездил к брату в гости в Москву, мы гуляли и обнаружили такой интересный памятник дворнику. А мы как раз разговаривали на тему заработков, он меня все хотел настроить правильно. Я ему говорю: «Вот видишь — памятник дворнику, значит, неважно, где ты работаешь, важно, как ты это делаешь».
— А знаете, чем этот памятник отличается от других? Он безымянный, имени нет. Вы согласны быть неизвестным актером?
Впрочем, этот вопрос оказался не по адресу. В конце концов, ответ на него непременно будет, но позже.

Петр Артемьев, актер Камерного театра. В 2006 году окончил Челябинскую академию культуры и искусства по специальности «актер драмы и кино» (мастер курса В. Мещанинова). В этом же году принят в труппу Камерного театра. Особо успешными стали его роли в спектаклях «Парадоксы преступления» (Раскольников), «Музыки и сигарет не хватит до весны» (Август), а в текущем репертуаре — Фредерик («Ромео и Жанетта»),
Дидро («Распутник»), Президент («Коварство и любовь»), Арлекин («Балаганчик»). В декабре получил премию главы региона.

                                                                                       

 

Библиотека
Новости сайта
Получать информацию о театре

454091, Россия, г. Челябинск, ул. Цвиллинга, 15
  Челябинский государственный драматический
"Камерный театр"

kam_theatre@mail.ru
Касса театра: 8 (351) 263-30-35
Приёмная театра: 8 (351) 265-23-97
Начало вечерних спектаклей в 18.00

 Министерства культуры Челябинской области   Год российского киноМеждународный культурный портал Эксперимент  


 

Яндекс.Метрика