Богданова И. опыт комбината пригодился… в театре // Челябинский металлург, 2014, 25 апреля

«Сотрудничество, а не диктат», — формула, с которой идёт по жизни режиссёр Олег Хапов, начинавший трудовой путь на нашем предприятии

 Режиссёр челябинского Камерного театра Олег Хапов, недавно отметивший своё 50-летие, когда-то работал на нашем комбинате и не особо задумывался о театре. Но в один день и час его жизнь пошла по незапланированному сценарию…

 Открыл новый мир

— Олег, что послужило для вас толчком — к театру, режиссуре? Изначально у вас была другая профессия…

— Я приехал в Челябинск учиться. Из Кыштыма. Раньше никаких мыслей о театре у меня не было. В ведь Кыштыме нет театров. Музыкой, танцами или там художественной декламацией я не занимался. Только спортом. Поэтому никогда особо не интересовался темой театра. Но вот, будучи студентом, попал как-то на спектакль театра хореографических миниатюр «Движение» (им руководил Владимир Пона). И, знаете, «зацепило»!

Ещё я посещал клуб Челябинского политехнического института (ныне Южно-Уральский государственный университет, — авт.). Было такое молодёжное сообщество… В клубе проводились тематические дискотеки. Я участвовал в их подготовке. Там проходили встречи с разнообразными творческими личностями. Например, с челябинским поэтом Сергеем Семянниковым, местным драматургом Константином Скворцовым. Это был новый мир для меня. Новый, влекущий мир.

… Помню, на Челябинском металлургическом комбинате, когда я решил всё же, что буду уходить и в дальнейшем развиваться именно по театральной линии… Меня не совсем поняли. Уговаривали этого не делать. Трудился я на стане 1700/2300 в нынешнем четвёртом прокате. Но театр и всё, что с ним связано, уже вошёл в мою кровь. На пятом курсе института я участвовал в КВНе. А во время работы на ЧМК «влился» в коллектив пантомимы Дворца строителей. В целом, я работал на комбинате три года: с 1986 по 1989-й. Жил в общежитии, по улице 50-летия ВЛКСМ. Работал механиком листопрокатного цеха.

Если ещё углубиться в воспоминания о периоде своей работы на комбинате… Я очень сложно в бригаду входил. Представьте, мне 22 года, и меня назначают старшим…. В моём подчинении были люди более взрослые… Например, человек старше 50 лет. Я не знал, как им руководить, какие слова находить… Но, в конечном итоге, этот опыт мне потом пригодился. Я понял: если хочешь, чтобы тебя понимали, чтобы было сотрудничество (а не диктат и взаимное отторжение), умей вести диалог с человеком, учись договариваться. Это, кстати, и признак культуры, в целом.

Так вот… В результате всех моих творческих опытов захотелось что-то такое попробовать самому. Я искал, что меня особенно интересует?.. Всё кончилось в итоге тем, что я поступил учиться в Челябинскую государственную академию культуры и искусств на театральный факультет.

— За свою жизнь вы видели много спектаклей. Какие произвели наибольшее впечатление?

Если ещё говорить о каких-то знаковых спектаклях для себя, то, пожалуй, это «Ричард Третий» в столичном театре «Сатирикон» под руководством Константина Райкина, «Поминальная молитва» в «Ленкоме»… Из питерских — «Ксения Петербуржская» в Александринском театре, «Про Турандот» в театре «Приют комедиантов» северной столицы…

И, конечно, это «Дядя Ваня» Чехова на малой сцене челябинской драмы в постановке Наума Юрьевича Орлова, художественного руководителя этого театра на протяжении многих лет. Ещё Наум Юрьевич всю жизнь «вынашивал» мысль о шекспировском «Гамлете». Он делал собственные записи, копил наблюдения, собирал предположения относительно «Гамлета». И всё это складывал в отдельную папку. Перед смертью он отдал её мне… Это о многом говорит… Это честь для меня.

 Им не нужна

«корона»
— Есть ли в наше время (в Челябинске) хорошие артисты. Кто они?

— Это артисты челябинского Камерного театра! Шутка. Но в каждой шутке, есть доля истины… Самые хорошие — те, с кем я работаю сейчас. Для меня существует критерий, по которому сужу: хороший это артист или — так себе. Если человек готов делиться своим внутренним миром, если готов «раскрываться» публично, значит, это хороший артист… И ещё я ищу людей, которым есть, что сказать, у кого есть какие-то вопросы к миру и которые способны выражать всё то, что чувствуют. Настоящий артист должен всю жизнь работать над собой. Это не должно быть нечто застывшее, сформированное. Тем паче, с воображаемой «короной» на голове.

Кстати, когда я начинаю работу над спектаклем, не всегда знаю: куда я в итоге выплыву. Начинается некое сотворчество. С артистами, да и со зрителями тоже. Потому что они ведь в итоге судят: получилось или нет? Наблюдаешь за их реакцией, что-то подправляешь, а что-то совсем исключаешь… Я не режиссёр-диктатор. Я ориентирован на коллективный труд и сотворчество.

— А есть у вас идеал режиссёра?

— Это Юрий Бутусов. Один из ведущих режиссёров России. Я много его спектаклей посмотрел: в Санкт-Петербургском театре имени Ленсовета, в Александринке, во МХАТе, в театре «Сатирикон» Константина Райкина… Яркий режиссёр, любопытные, запоминающиеся постановки… Из постановщиков прошлых лет ориентиром для меня являются Мейерхольд и Вахтангов. Прежде всего, тем, что их спектакли отличались зрелищностью и «включением» в действо зрителя.

 «Повернитесь

к нам лицом!»
— Скажите, какой спектакль и на какой площадке вы бы хотели поставить? Есть ли мечта?

— У меня целый список из спектаклей, которые хочу поставить. Названий пятнадцать, наверное. От Шекспира до современной драматургии. Из современников, например, особенно впечатляют работы молодого белорусского драматурга Дмитрия Богославского… Нравится творчество молодого драматурга Ивана Вырыпаева, Владимира и Олега Пресняковых, Василия Сигарёва, Олега Богаева (последние два — ученики знаменитого Николая Коляды).  Ну, и, конечно, вещи Дины Рубиной, Людмилы Улицкой, Захара Прилепина… Хоть это  не пьесы, а романы и повести, но, если их перестроить немного, получится произведение, достойное сцены. В них есть нерв. Вообще, мне нравятся пьесы про людей. Про какие-то внутренние переживания, терзания. Там работа особенно тонкая…

— Что для вас первично: что играть или кто будет играть?

— Конечно, что играть! Я всегда, обязательно, ищу историю, которая мою душу разбередит. Значит, она и на зрителя воздействие будет иметь. Я когда-то начинал, как актёр — в челябинском Новом художественном театре. Потом служил в ТЮЗе, сейчас вот в Камерном. Но вот этот свой подход сохранил. Именно он для меня главный ориентир в творчестве.

— Какие свои работы вы особенно выделяете?

— Все мои работы — это мои дети. Но последнее творение, конечно, всегда особенно «жжёт». Для меня это «Марьино поле» и «Танец Дели» — в магнитогорском театре драмы имени Пушкина.  В этой пьесе есть тема, которая с некоторых пор меня волнует… Существует такое понятие — «смерть, как советчик». Это из книги Кастанеды.

Поначалу я думал: смерть как советчик — в жизни? Что за парадокс?! Но у Кастанеды объясняется, что смерть всегда рядом, и, если ты не знаешь, как поступить, то спроси, мол, у неё, у смерти. Это не пессимизм. Просто надо помнить, что каждый твой день может стать последним. И не откладывать жизнь «на потом», а жить сразу набело. Вообще, ощущение конечного даёт, на самом деле, желание ощущать полноценность бытия каждое мгновение жизни. А, значит, быть бесконечным в это мгновение.

Повторяю: в челябинском Камерном театре отличная актёрская труппа! Вот только… Хотелось бы, чтоб власти побольше заботились о служителях Мельпомены. Помещению нужен ремонт, актёрам — квартиры. К культуре в нашей стране по-прежнему отношение, как к чему-то вторичному. Даже сейчас, в Год культуры, мы не ощущаем к себе такого уж особого внимания.

Но ведь именно уровень культуры нации говорит о способности этой нации решать задачи своего развития, научного и духовного прогресса, а значит о возможности  удовлетворять высшие, духовные потребности человека. Уровень культуры характеризует способность людей находиться в диалоге, слышать друг друга, что сегодня представляется мне крайне затруднительным, так как государство настроено на монолог, на авторитаризм. А значит, назначение Года Культуры в нашей стране является очередной имитацией воспитания гражданского общества. Убедительная просьба: сохраните эти мои слова в интервью полностью!

Именно она, культура, делает из нас людей. Тема это бесконечная, философская… Но мне хотелось бы, чтоб Год культуры не формально проводился — для отчётов чиновников, а к нам, наконец, повернулись лицом и спросили бы: а что вам, ребята, для полноты творчества надо?

 Вдали от шума

городского

— Расскажите о новых проектах…

— Проектов много! И не всегда они связаны с театром. Меня привлекает, например, театр импровизации, психологический театр — плейбек. Это одна из форм современного неклассического театра, где нет сценария, режиссуры и отрепетированной постановки. Есть задумка посетить Германию, продолжить сотрудничество с немцами. Оно зародилось здесь, когда в 2013 году в Челябинскую область приезжала творческая группа «Бруй» из Германии. Мы совместно подготовили несколько выступлений-перформансов. Ездили с выступлениями по области. Такое стало возможно благодаря деятельности менеджера по культуре из Германии Лизы Озе. Она активно сотрудничала с областной филармонией и со многими творческими людьми и коллективами Челябинска.

— Вам недавно исполнилось 50 лет. Как юбилей отпраздновали?

— Вдали от шума городского. Выезжали семьёй на базу отдыха. Лес, птицы, высокое небо… Хорошо! И все эти мысли невесёлые, которые всегда сопутствуют человеку, отмечающему день рождения — улетучиваются. Чуть попозже — собрал дома друзей. Самых близких. Пафоса я не люблю, все эти торжественные празднования — не по мне.

— Чего в итоге хотели бы пожелать себе?

— Чтоб любопытство и интерес к жизни не угасали!

 Наша справка. Олег Александрович Хапов родился в 1964 году в Кыштыме. Окончил ЧПИ и ЧГАКИ. Стажировался у народного артиста России Наума Орлова. Работал актёром в НХТ. С 2001 пор 2005 годы — очередным, а затем главным режиссёром Челябинского ТЮЗа. В 2004 году прошел курс повышения квалификации в Академии переподготовки работников искусства, культуры и туризма (Москва) по программе «Режиссура. Режиссёр драмы» со стажировкой на базе Российского Академического Молодёжного театра (руководитель — народный артист России Алексей Бородин). Ныне трудится режиссёром челябинского Камерного театра и преподаёт в ЧГАКИ. Женат, двое детей. Хобби: футбол, сплавы по горным рекам.

 Челябинским металлургам театральный режиссёр пожелал больше впечатлений от хороших встреч.

 В двадцать с небольшим лет подающий надежды механик-листопрокатчик решил, что станет режиссёром.

Библиотека
Новости сайта
Получать информацию о театре

454091, Россия, г. Челябинск, ул. Цвиллинга, 15
  Челябинский государственный драматический
"Камерный театр"

kam_theatre@mail.ru
Касса театра: 8 (351) 263-30-35
Приёмная театра: 8 (351) 265-23-97
Начало вечерних спектаклей в 18.00

 Министерства культуры Челябинской области   Год российского киноМеждународный культурный портал Эксперимент  


 

Яндекс.Метрика