Богданова И. "Во властных коридорах мне не хватает кислорода"\\ Челябинский металлург – 2013, 22 ноября

          У главного режиссера Челябинского Камерного театра Виктории Мещаниновой с Металлургическим районом крепкие связи. Она здесь родилась, выросла, осознала себя как личность и сделала профессиональный выбор. Но не только это послужило поводом для встречи с ней. У Виктории Николаевны приближается юбилей. Это рубеж, время подводить определённые итоги.

        Она причастна к созданию, сделала авторским Камерный театр, а до того трудилась в местном ТЮЗе и Театре драмы. Причём, настолько эффективно, что некоторые её спектакли помнятся до сих пор. На меня, например, тогда ещё школьницу или студентку младших курсов, произвел большое впечатление тюзовский спектакль «Подъезд». Его называли «прорывом». Так оно и было! А в Камерном театре «зацепила» «Женитьба Бальзаминова». Но и не только…

        Работы Виктории Мещаниновой всегда ожидаемы зрителями, многие из них отмечены дипломами и призами региональных и всероссийских театральных фестивалей. Сегодня «ЧМ» в гостях у Виктории Николаевны.

Малая родина

        — Обозначьте, пожалуйста, степень принадлежности к Металлургическому району Челябинска. Вы здесь родились, учились или, быть может, отсюда — ваши родители?.. Нам всё интересно!

        — В Металлургическом районе я родилась, училась в 92-й школе. Мои родители приехали в Челябинск  из Днепродзержинска в 1946 году. Папу Николая Георгиевича прислали как специалиста на Металлургический завод. Мама Лидия Гавриловна – хореограф, тоже достаточно много сил и энергии отдала району. Приехали временно…А остались навсегда. 

Кстати, маму в районе помнят и сегодня. Насколько я знаю, даже одному из конкурсов хореографических детских коллективов присвоено её имя.

        После школы я уехала в Ленинград, окончила Институт культуры. А в 1980-м году – аспирантуру ЛГИТМИК (Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии, ныне — Санкт-Петербургская государственная академия театрального искусства,— Авт.).

Правда, сейчас на своей малой родине я бываю редко. Но в своё время — достаточно накаталась! Потому что работала всегда в центре города.

        Моё приобщение к сцене началось с детства. В пять лет я уже выступала перед публикой — танцевала гопак. Поскольку воспитывалась за кулисами и в классе у мамы. Как «дочь полка». Все кружковцы в Доме культуры металлургов (он был тогда на месте храма Георгия Победоносца) занимались моим воспитанием. Помню, на одном из концертов заснула в трибуне прямо на сцене, полночи меня все разыскивали…    

        — Почему вы, такая талантливая, до сих пор здесь, а не, предположим, Москве, Питере? Мне кажется, там бы вас ждала солидная должность. А предлагали Москву, Питер?

        - Неизменно приучаю себя к мысли, что к себе не нельзя относиться серьезно как в жизни, так и в искусстве. Самоирония помогает жить «головокружением от успехов» совсем короткое время. Поэтому, как вы понимаете, солидная должность – не та вожделенная цель, которая определяет мое движение по жизни. 

        Что касается предложений из Москвы и Петербурга… Да, таковые были. Долгое время я жила здесь, как на вокзале, с чемоданом. Но, видно, у меня другая судьба, другое предназначение. Это — Челябинский Камерный театр, к созданию которого я имею отношение. Уже более 25 лет со дня его основания. Это — моё любимое дело, пространство взаимоотношения с людьми, которых уважаю и ценю, которые мою жизнь делают содержательной.

         В том, что ты есть на сегодняшний день, сказывается влияние людей, с которыми свела жизнь. Меня многому научил опыт работы в нашем Драматическом театре и в Тюзе. Это и закалило, помогло сформироваться как режиссеру.    

        — Некоторые ваши соратники по театру стали чиновниками от культуры. А вам предлагали «портфель»?

        — Считаю, что художник должен быть подальше от властных коридоров. Для меня это — чужая территория, мне в ней недостаточно  кислорода. Да и те, кто в той зоне находятся, меня тоже там не видят. «Я другое дерево». Это осмысленный выбор.

Тесно? Это хорошо!

        — На недавнем фестивале «Камерата» (на базе вашего театра) обратила внимание: помещение вашему театру уже маловато. Будет ли ремонт, перестройка?

        — Что у нас маленький зал, на мой взгляд, это замечательно! С любого места видны глаза актера, слышно биение его сердца. В такой площади  актеру труднее врать.

        … На «Камерате» было тесно — так это же хорошо! Фестиваль идёт с 1993 года. Но последние пять лет не проводился. Однако свой зритель у «Камераты» имеется, и он, этот зритель, по фестивалю очень соскучился! Поэтому все и хлынули в театр. Вот только… судьба следующей «Камераты» неопределенна. У любого фестиваля есть финансовый компонент. Он требует участия со стороны властных структур. Фестиваль «работает» на имидж города, это одна из составляющих его культуры. Сегодня отношения искусства и власти непростые. В постсоветском пространстве театр перестал идеологически власть обслуживать. Поэтому и смысл вкладывать в него деньги пропал.   

        — На «Камерате» было много современных спектаклей, но, как правило, они — по мотивам прозаических произведений (романов, повестей). А собственно пьес, драм — нет.  

        — Это не совсем так. Из восьми привезенных на фестиваль спектаклей три – по современной драме: «Уроки сердца» ученицы Коляды Ирины Васьковской, «Злой спектакль…» Владимира Клименко, более известного как Клим. Спектаклем «У нас все  хорошо» была и представлена и современная польская драматургия в лице Дороты Масловской.

        Пьесы есть! Другое вопрос — их качество. Пока, увы, авторы «берут» количеством. На «Камерату» заявлялись 60 спектаклей различных театров. Среди них было и много постановок по пьесам современных авторов. Другое дело – не все соответствовали формату фестиваля.

        — Почему тогда интересный, яркий спектакль Камерного театра «Школа для дураков» по роману Саши Соколова не получил никакого приза?

        — По положению «Камераты» спектакль театра-организатора жюри не оценивается, он участвует вне конкурса.

Рассмешить Бога

        — О своих актёрах расскажите…

        — Сегодня в театре работает три поколения актеров. Есть те, кто трудится с самого основания театра. Кто-то пришел совсем недавно. Среди всех – много моих бывших студентов, выпускников Челябинской академии культуры и искусства. Люди по возрасту и способностям разные, но — мы одной группы крови, на одном языке разговариваем. Единый организм! В театре сегодня служат те, для кого он призвание. Те, кто без театра не мыслит своего существования. В наши дни в театре работать трудно: зарплаты скромные, нагрузки большие. Нужно репетировать, поддерживать и играть репертуар. Но все эти жизненные «неурядицы» компенсирует признание публики.  

        — Сейчас мода на документальный театр и мюзиклы. У вас что-то такое намечается?

        — На мой взгляд, потребность в документальном взгляде на жизни – запрос времени. Изменится время, и такой театр перестанет быть актуальным. Наступит пора художественного осмысления реальности. И так по спирали. А что касается мюзикла… Это интересно! В нашем театре есть спектакль, который близок этому жанру — «Балаганчик» по Блоку. Актёры поют «живьём» и танцуют. Сегодня ставить Блока — риск невероятный. Загадочный автор, не менее загадочная пьеса.

Постановочная группа – композитор Александр Пантыкин, режиссер и хореограф Лариса Александрова, актеры достаточно убедительно с этим материалом справились.

        Для нашего театра, кстати, музыкальный спектакль — далеко не первый. Мы даже ставили оперетту — «Медведь» по Чехову. Это было в 2000-м году. Осваивать многообразие театральных жанров и форм мы готовы, нам интересно. Периодически пытаемся нырять в новые для нас театральные ниши.

        — У вас есть кумиры — в мировом театре? Как это отражается на вашем творчестве?

        — Есть мудрый совет человечеству «Не сотвори себе кумира». Чему я всегда радуюсь, это таланту. Слава богу, поводов для такой радости в нашем деле достаточно.

        — На какой спектакль, в какой театр вы бы купили билет сегодня?

        — Мне всегда интересно, что происходит в театре Льва Додина, Римаса Туминаса, Эймунтаса Някрошуса. Активно о себе заявляет плеяда молодых режиссеров – Константин Богомолов, Миндаугас Карбаускас, Дмитрий Егоров, Тимофей Кулябин. Набирается целый список спектаклей, которые нужно смотреть людям, занимающимся театром. 

        — Каким вы видите свой театр лет через 10. Каким, хотите, чтобы   он был?

        —Хочешь рассмешить Бога — расскажи ему о своих планах. Эту поговорку я хорошо помню. А потом, я уже в таком возрасте, что так далеко не заглядываю. Но хочется надеяться, что через 10 лет Камерный театр будет и жив, и здоров.

Наша справка.

Виктория Николаевна Мещанинова. Заслуженный деятель искусств РФ. Родилась 15 декабря 1948 года в Челябинске, в семье инженера Челябинского металлургического завода. Окончила школу № 92 Металлургического района Челябинска.

В 1970 году окончила Ленинградский государственный институт культуры. В 1980-м — очную аспирантуру Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии у знаменитого режиссера Георгия Товстоногова и не менее знаменитого педагога Аркадия Кацмана. С 1983 по 1985 годы  — режиссёр Челябинского драматического театра имени Цвиллинга (ныне — Академический театр драмы имени Наума Орлова). С 1985 по 1987 годы — режиссёр Челябинского театра юного зрителя. С 1991 по настоящее время трудится в Челябинском государственном Камерном театре главным режиссёром, (2006-2010 — художественный руководитель). Преподаёт на кафедре театрального искусства Челябинской государственной академии культуры и искусств.

Семья: муж, внук. Хобби: театр.

             

Библиотека
Новости сайта
Получать информацию о театре

454091, Россия, г. Челябинск, ул. Цвиллинга, 15
  Челябинский государственный драматический
"Камерный театр"

kam_theatre@mail.ru
Касса театра: 8 (351) 263-30-35
Приёмная театра: 8 (351) 265-23-97
Начало вечерних спектаклей в 18.00

 Министерства культуры Челябинской области   Год российского киноМеждународный культурный портал Эксперимент  


 

Яндекс.Метрика