Олиферчук В. Трудно быть завлитом?//Вечерний Челябинск, 2013,5 июля

 

 

  

Ирина КАМОЦКАЯ рассказала, как ей пригодились философия и эстетика.

Заведующий литературной частью — из категории невидимых тружеников театра. Чем он занимается, досужему обывателю трудно представить. А ведь именно отсюда, из кабинета завлита, по большому счету, все и начинается. Читать пьесы — прямая и главная обязанность завлита, правда, неплохо бы еще и разбираться во всей этой драматургии, тенденциях, направлениях, общих и частных концепциях, стилистике, жанрах, делать поправку на труппу и проч. и проч. Словом, ходячая энциклопедия, творческий консультант, а еще и администратором неплохо бы быть.

Камерному театру в этом отношении повезло. Ирина Камоцкая обладает необходимым набором, так что литчасть в надежных и профессиональных руках, но самое главное — это человек, любящий театр, искренне за него переживающий.

В Москву через Владивосток

«Раскрутить» Ирину Юрьевну на разговор «о себе любимой» удалось, пользуясь «железным» поводом — юбилей, никак не отвертеться. И то, уже договорившись о встрече, она нашла повод сделать заодно что-то полезное для своего любимого театра:

— Вот и о «Камерате» поговорим.

— Откуда такая любовь? И почему не стали актрисой? Обычно у девочек любовь к театру проявляется подобным образом.
— Нет-нет, никаких иллюзий по поводу себя я не испытывала, — качает головой собеседница. — Когда училась в школе, это было в 60-х, у нас в Свердловске регулярно проходили огромные гастроли столичных театров, каждый год приезжали один-два московских коллектива, да и свой Свердловский драматический тоже был очень приличный. Да и в студенчестве эта ситуация сохранялась. Говорят, что есть такая магия театра, правда, она не на всех действует, в моем случае это сработало. И я пошла поступать…

— …в театральный?
— Нет. В Уральский университет на отделение эстетики и философии. В приемной комиссии меня пытались разубедить: «Девушка, какой театр? У нас тут математика, философия», я поплакала, но все равно поступила. А потом уже был МГУ, три года аспирантуры, кандидатская диссертация на кафедре эстетики. И каждый день ходила в театры, посмотрела столько всего!

Окольные пути привели нашу героиню на педагогическое поприще, на котором, кстати, она успешно вспахивает студенческую ниву и по сей день. Кстати, и автор этой статьи была слушателем ее лекций по истории театра и разборов пьес и спектаклей. (Пользуясь служебным положением, поздравляю с юбилеем!)

— В институт культуры я попала уже после того, как Марина Павловна Стуль (педагог Челябинского института культуры. — Авт.) переехала в Америку, Петров (Вячеслав Петров — бывший завкафедрой театральной режиссуры ЧГАКИ. — Авт.). меня пригласил, зная о моей любви к театру. И кстати, это было вовремя, я ему очень благодарна. Потому что, если бы  осталась на кафедре философии в те времена, я бы не выдержала. И потом я 10 лет корпела над книжками, изучала историю театра.

С третьей попытки

В Камерном театре Ирина Юрьевна работает с 2005 года, хотя на самом деле ее приглашали на работу еще два челябинских театра.

— Все началось еще с Наума Юрьевича (Наум Орлов — бывший главный режиссер Челябинского театра драмы. — Авт.). Но на тот момент в театре драмы не было места. Потом меня позвала Роза Захаровна (Роза Орлова — директор ТЮЗа. — Авт.), но тогда я еще только начинала преподавать в институте, совмещать не получилось, — вспоминает Ирина Юрьевна.

В общем, мечта обрела реальные очертания в результате третьей попытки.

— С Викторией Николаевной (Виктория Мещанинова — худрук Камерного театра. — Авт.) у нас были непростые отношения. Я не все принимала в тогдашнем Камерном театре, но, надо отдать ей должное, она все это отодвинула в сторону и предложила поработать в театре. Мещанинова — второй человек после Петрова, который сыграл в моей жизни большую роль. Был и третий. Это Виктор Калиш, руководитель лаборатории театральных критиков, в которой я занималась. Если бы не он, я бы до сих пор разговаривала о спектаклях на уровне «нравится» — «не нравится».

— Чем занимается завлит? Подбирает репертуар?
— На первой стадии, конечно, ищет пьесы, отсеивает завлит, а потом уже режиссерское дело. Это обоюдный процесс. Но в любом случае работа содержательная, не на побегушках, как в других коллективах. Бобкову (Юрий Бобков — худрук «Манекена». — Авт.), например, в принципе не нужен завлит, он сам ищет пьесы в Интернете, читает, выбирает. В ТЮЗе вообще непонятны функции завлита.

— Вы участвуете в репетиционном процессе?
— Это тоже по-разному. У режиссера начинается работа мысли, и ему требуется на ком-то проверять. Завлит в данном случае выступает как собеседник. В идеале диалог, обсуждение между режиссером и завлитом должны вестись до финала.

— Если завлит не согласен с режиссером, что тогда?
— Перечитывать. Первое впечатление, как правило, обманчивое. Концепцию определяет режиссер. Даже если я как-то иначе мыслю, могу только частично подкорректировать. Но у нас не бывало таких уж резких разногласий, хотя нет, однажды было — по поводу «Чайки». У меня было очень много претензий к режиссеру («Чайку» в Камерном театре поставил Алексей Янковский). Мне и сейчас кажется, что вторая его работа — «Парадоксы преступления» — гораздо более цельная.

Право на пристрастие

— Раньше вы писали критические статьи, сейчас не пишете о театре?
— На мой взгляд, писать о своем театре некорректно, по отношению к кому-нибудь ты обязательно будешь не прав. А вот творческий портрет — это да, здесь мне даже проще, поскольку я и человека знаю, и работу изнутри, все тонкости, детали.

— Ну хорошо, а спектакли других театров? Ведь вы же посещаете все премьеры, к тому же челябинским театрам просто катастрофически не хватает профессиональной оценки.
— Это тоже проблематично, чревато высказываниями типа «А-аа, да она только свой театр и любит». Критик должен быть вне какого-то конкретного театра, он служит искусству, а не коллективу. И у критика больше возможностей эту объективность сохранить, он не должен быть личностно связан с театром. В свое время я дружила с актрисой Любовью Чибиревой, писала о ее работах и постоянно слышала: «Ну конечно, они же подружки».

— Все равно мнение со стороны важно и нужно, тому же режиссеру, который ставит спектакль. В процессе работы, как говорится, глаз замыливается.
— Это тоже получается по-разному. Например, Хапов (Олег Хапов — режиссер Камерного театра. — Авт.) не слишком любит что-то обсуждать в процессе репетиций, а Мещаниновой это необходимо, чтобы отслеживать все этапы работы. Помню, первым спектаклем после моего прихода в театр был «Все в саду», и Виктория Николаевна даже немного обиделась на меня, что я редко была на репетициях. Мне кажется, это правильно, в процессе репетиции есть возможность подкорректировать, а на выпуске это практически невозможно.

Прогноз с философским подтекстом

— Сейчас все театры сетуют на то, что посещаемость падает, зритель не ходит в театр.
— Это связано с общим уровнем культуры, который существенно изменился, и не в лучшую сторону. Вполне логично, поскольку в стране интеллигенция не в цене. Уж если в Москве это чувствуется, куда прежде стекалась вся интеллектуальная элита, что говорить о провинции… По статистике, только четыре процента интересуются театром, сейчас, наверное, еще меньше.

— Ваш прогноз как философа: уровень культуры упал, интеллигенции стало меньше, скоро в театры и вовсе некому будет ходить, может, их стоит прикрыть, пока не поздно?
— Не думаю, что культура в России сойдет на нет, хотя русский театр родился достаточно поздно по сравнению с тем же европейским вариантом. Я верю, что интерес хотя бы у тех же четырех процентов к театру вернется. Если, конечно, сам театр не будет способствовать этому процессу потери интереса. Вспомните 90-е, когда театр испугался пустых кресел в зале и бросился развлекать и смешить зрителя. И сейчас сохранить этот баланс между театром и развлечением очень сложно.



Ирина Камоцкая окончила Уральский университет, отделение эстетики и философии, аспирантуру МГУ. Кандидат философских наук. Доцент ЧГАКИ, кафедра театрального искусства, с 2005 года — заведующая литературной частью Камерного театра.



«Не думаю, что культура в России сойдет на нет, хотя русский театр родился достаточно поздно по сравнению с тем же европейским вариантом. Я верю, что интерес хотя бы у тех же четырех процентов к театру вернется».

 

 

 

Библиотека
Новости сайта
Получать информацию о театре

454091, Россия, г. Челябинск, ул. Цвиллинга, 15
  Челябинский государственный драматический
"Камерный театр"

kam_theatre@mail.ru
Касса театра: 8 (351) 263-30-35
Приёмная театра: 8 (351) 265-23-97
Начало вечерних спектаклей в 18.00

 Министерства культуры Челябинской области   Год российского киноМеждународный культурный портал Эксперимент  


 

Яндекс.Метрика